Вне украинскому времени

Сергей Грабовский, «День» В конце августа мне пришлось, направляясь на семинар НПО в Холодный Яр, проезжать через Борисполь. Город не из последних в Киевской области: райцентр, более 65 тысяч населения, тысячелетняя история, место рождения автора слов украинского гимна Павла Чубинского, такая-сякая промышленность, наряду главный аэропорт государства. Словом, центр Украины. Тот самый, что на протяжении последнего десятилетия последовательно поддерживает демократические (со всеми их плюсами и минусами) политические силы. Ну, а поскольку это была пятница, то мы остановились у первого попавшегося киоска Пресса, чтобы купить День и украинский неделю. Но киоскерша с очевидной гордостью сказала: Не палучаем! В следующей Прессе нас встретил практически аналогичный прием. На почте тоже не было Дня и Недели. Более того: на одной из этих раскладок я не увидел ни Украине молодой, ни Литературной Украине, ни даже русскоязычных Вечерних вестей. Зато щедро были представлены разнообразные московские издания … в Украине и некоторые киевские провластные газеты.
Что это значит? Совершенно точно не знаю, не было просто времени выяснить принципы, которыми руководствуются руководители местных Прессы и Укрпочты, игнорируя популярные украинские издания. Но ссылка на языковой фактор, популярный на юге и востоке Украины, здесь не проходит (тем более, что День печатается и на русском языке). Отсутствие потенциальных читателей? Это тоже не проходит – ведь, напоминаю, речь идет о районном центре, в котором хватает людей с высшим образованием (управленцев, учителей, врачей, а еще – вследствие близости к столице – пенсионеров, которые продали за хорошие деньги свои киевские хрущобы, чтобы жить с большим комфортом в Борисполе). Так что же остается – неужели едва скрытая политическая цензура?
Впрочем, кажется, вопрос надо ставить шире, чем о политической цензуре, которую в Украине сегодня уже видят и из Парижа, и из Вашингтона, и из Москвы. Речь идет о тот самый сакраментальный национальное информационное пространство, формирование которого со скрипом, с отката назад, но как и двигалось по президентов Кравчука и Кучмы и неожиданно для многих превратилось в фарс при президенте Ющенко. Почему фарс? Да потому, что так и не были предоставлены частоты Общественном радио, средства на которое выделял Фонд Возрождения, почти сразу же превратилась в несбыточную утопию. Идея общественного телевидения, модернизация Первого Национального пошла вширь, а не вглубь, фикцией оказался телеканал Культура, никто не приложил усилия к созданию массовых изданий, предназначенных как для всей страны, так и специально для юга или для Донбасса. Более того: были закрыты радио НАРТ и еженедельник Без цензуры, роль которых в победе оранжевых была вполне реальной.
Сегодня же как основная масса владельцев СМИ в Украине, так и государственные власти не занимаются такими сакраментальными вопросами, как продолжение формирования национального информационного пространства. Для них это слишком сложный вопрос, их цели простые, так сказать, тактические, а вкусы – слишком уж специфические. Они не представляют себе ни высококлассной футбольной команды, сформированной из украинских ребят, ни масштабного телешоу, где не было бы московских ведущих или гостей из Белокаменной. По их мнению, у нас нет ничего путного: ни своих известных интеллектуалов, ни искусных телеведущих, ни авторов увлекательных детективов, ни вообще чего приличного, кроме угля, стали, зерна и длинноногих, но глупых девушек.
Эта публика в большинстве своем не может понять азбучная вещь: для нормального функционирования всего общественного организма (включая его экономической составляющей) страна должна получить, наконец, культуру как целостность (Иван Дзюба), со всеми ее составляющими и элементами.
Там будет место и конкурсам Мисс Украины, и телемонологам Вадима Скуратовского, и боям на ринге братьев Кличко, и журналам вроде Украинской недели, Современности и Универсама, и еженедельнике Бульвар, и радиопередач о нобелевских лауреатов родом из Украины, и детективам, и элитарной поэзии, и чисто танцевальной песни. Тогда и только тогда, когда культура станет цельной, когдаобразовательной, языковой и информационный пространства в Украину служить украинским интересам, когда сила государства будет работать на защиту, а не на уничтожение национальной культуры, тогда и возникнут реальные предпосылки для интеграции страны в объединенную Европу на достойных украинский условиях. Однако все это остается непонятным как денежным мешкам, так и госчиновникам.
И действительно: если человек определенного ѓатунку видит Украина бы из окошка Майбаха, живет в своем поместье за пятиметровой высоты забором, отдыхает на Гавайях, лечится в Испании, смотрит ОРТ, а покупает все за доллары – о каком понимании проблем национальной культуры и национального информационного пространства может идти речь?
Но не для всех сильных мира сего проблема заключается в непонимании. Существует и другая, к счастью, менее многочисленная категория этой публики. Эти знают цену национальному единству. Они вполне осознают, что уничтожение культуры позволяет безнаказанно издеваться над людьми; что недоформована нация не способна на сопротивление ѓвалтивникам, а если на то и сможет – то не доведет дело до конца; что, наконец, отсутствие украинских изданий на раскладках в центральной Украины за определенное время сработает на деукраинизации и политическое обуздания этой строптивой земли. Апелляции к этой публики бесполезны, свою линию они будут проводить и дальше – чтобы все больше украинских городов и местечек жило вне украинскому времени. С этими деятелями ни понимания невозможно, поскольку они объявили нам войну. И чтобы эту войну выиграть, нужно найти, среди прочего, и способ вернуть Борисполь в украинском время.
Сергей Грабовский, День
Фото – День

Еще по теме:

У статьи Вне украинскому времени 0 комментариев.