Война и мифы. Дозированная телеправда от НТВ

Сергей Грабовский, для «Хроники» «Холодная война» между «тандемократов» и «бацькой» позволила режиссеру Алексею Пивоварову создать историческое теледослидження, отличающееся неслыханной как на современную Россию правдивостью Российским телезрителям посчастливилось. Холодная война между тандемократов и бацькой, одним из главных инструментов которой стал популярный канал НТВ, позволила уже достаточно известному режиссеру Алексею Пивоварову создать историческое теледослидження, отличающееся неслыханной как на современную Россию правдивостью. Напомню, Пивоваров до этого снял телерассказов о драматических страницах Второй мировой войны: Ржевская битва (премьера – февраль 2009 года) и оборону Москвы (премьера – декабрь 2009 года). Первый фильм независимые эксперты оценили очень высоко, второй – довольно посредственно: или от авторской воли, то ли по желанию менеджмента канала, но целый ряд исторических фигур, включая тогда еще генералом армии Жуковым, было подано в залакированный виде, а целый ряд важных событий – отнимется или освещены односторонне. И вот – новое теледослидження, которое, конечно, не расставляет многие точки над i, но для массового российского (да и украинский) зрителя может оказаться откровенно шоковым.
Самое начало ленты Брест. Крепостные герои (подаю название на языке оригинала, чтобы читатели могли оценить всю двусмысленность этих слов) – кадры штурма Брестской крепости войсками генерала Гейнца Гудериана – уже несет в себе заряд такого шока: оказывается, этот штурм происходит не в июне 1941 года, а в сентябре 1939 года, защищают крепость польские солдаты, а на помощь Гудериана спешит советский комбриг Кривошеин. Победители проводят совместный военный парад. Истинный ариец и русский еврей находят полное взаимопонимание в борьбе против каких-то там поляков, и над воинами двух дружественных социалистических государств реют два красных флага: один – со свастикой, другой – с серпом и молотом …
А вот следующий эпизод содержит классическую недомолвки: в кадре автор фильма, он провозглашает одна за другой две тезисы, которые заставили бы схватиться за голову Аристотеля: мол, летом 1941 года на территории Беларуси Красная армия готовилась к чему угодно, только не к обороне, но вопрос о том, собирался Сталин первым напасть на Гитлера, остается открытым. Логика бессильна перед требованиями российской самоцензуры – и кто захочет, тот поймет авторский намек. Ведь, скажем, контрнаступление начинается от обороны, и только внезапная агрессия делает излишними оборонные приготовления для нападающего.
Пивоваров, кроме того, счастливо избегает даже беглого упоминания о том, что именно делали в это время войска Западного особого военного округа. А они лихорадочно доукомплектовывали численность личного состава дивизий и корпусов к штатной, получали новые виды вооружений, перенавчалися на них (во многих авиационных полках вследствие этого, кстати, был двойной комплект самолетов – предыдущих и новых марок), маскировали военные объекты.
Но об этом в сегодняшней России лучше промолчать, если хочешь сказать хоть что-то правдивое о войне. Поэтому Пивоваров для фильма выбирает ракурс, испытанный в советские времена, – окопную правду, рассказ о локальных событиях, с минимумом выходов на широкие обобщения. Тем более, что такие обобщения иногда у него получаются менее неквалифицированными (скажем, что немецких солдат не готовили к бою врукопашную – ерунда, достаточно взять стихи блестящего русского поэта Юрия Белаша, сержанта-пулеметчика военных времен, и знать там описания и эхо ужасающих рукопашных боев ). Поэтому не приходится согласиться с завышенной, по-моему, оценкой фильма, ее дает российский историк Борис Соколов в статье Телеобьективнисть: Алексей Пивоваров снял честный фильм о войне … Пивоваров пытается показать, что в советских легендах об обороне Брестской крепости соответствовало действительности, а что было придумано и работало на создание идеологически заданного образа. В действительности некоторые легенды, к сожалению, воспроизводятся и дальше, а некоторые – рождаются прямо в кадре.
И главная из них – о пакостных западенцев, которые и в спинустреляли красным командирам и комиссарам, и в плен массово сдавались, и вообще – вовсю мешали воевать с нацистами. Причем речь идет не о украинском-бандеровцев, а о белорусах. Пивоваров, впрочем, признает, что любить советскую власть этим белорусам не за что, и (еще один шоковый момент) сообщает российским телезрителям: с 1939 по 1941 год совета репрессировали каждого десятого жителя этих территорий (хотя, конечно, в ГУЛАГ и в расстрельные подвалы НКВД попадали не одни только белорусы, но и поляки, украинский, евреи). Но неужели же этнические русские как один после всего, что с ними сделали большевики, и дальше горячо любили товарища Сталина и его комиссаров и готовы были отдавать за него жизнь? Ой, сомневаюсь. Более того: не верю тем воспоминаниям участников боев, где сказано – добровольно составляли оружие только западенцы. Хотя бы потому, что в Красной армии их было очень немного – призвать в войска западных округов их имели в день начала мобилизации, чтобы до последнего использовать рабочую силу в промышленности и сельском хозяйстве.
Поэтому, когда Пивоваров говорит, что добровольно сложили оружие (уже после нескольких дней напряженных боевых действий) 1900 защитников крепости – в основном, очевидно, западенцев, – он говорит очевидную неправду, потакая российским шовинистическим мифам и выставляя самих россиян этакими унтерменшами, людьми низшего расы, которые любят преступную власть и готовы погибать за нее, родную и любимую. Представляется, здесь прав Игорь Лосев, отмечая: в 1941 году, как признают объективные историки России, переход на сторону вермахта (иногда целыми полками под развернутыми знаменами), сдача в плен и дезертирство (и все это без решающей роли этнической признаки) имели массовый характер. Более того: идя 1941 года на Москву, Гудериан (который второй раз принимал Брест) рискнул и оставил у себя в тылу так называемую Локотьську республику – довольно значительный край, заселенный преимущественно русскими, в котором не было немецкой администрации и немецких войск. А генерал-лейтенант Михаил Лукин, попав раненым осенью 1941 года в плен под Вязьмой, от имени группы пленных красных генералов предлагал немецкой стороне создать альтернативный российское правительство, которое бы повел народ и армию на борьбу против ненавистной большевистской системы в равноправном союзе с Германией. При этом Лукин подчеркивал: Народ окажется перед лицом необычной ситуации: русские встали на сторону так называемого врага, значит, перейти к ним – не измена Родине, а только отход от системы … Даже видные советские деятели наверняка задумаются над этим, возможно, даже те, кто еще может что-то сделать. Ведь не все руководители – ревностные сторонники коммунизма. Если так считали генералы, то как должны мыслить традиционно плохо накормлены и кое-как удягнени рядовые красноармейцы, не имевших генеральских привилегий?
Откровенную ложь говорит Пивоваров и относительно пленных немецких солдат, которых защитники Брестской крепости расстреливали, а то и закалывали вилами. Мол, некуда девать было этих пленных. Мол, жесткой была эта война. На самом деле (и автор таких серьезных теледослиджень должен знать эти факты) уже 22 июня во второй половине дня передовые отряды вермахта на целом ряде участков занятой территории нашли трупы зверски замученных пленных летчиков или мотоциклистов. Кстати, а куда делись те немецкие солдаты, накануне немецкого нападения перешли границу и предупредили о нападении советское командование? Неизвестно сей день …
Поэтому было бы смешно думать, что армии двух тоталитарных режимов существенно отличались друг от друга в плане отношения к врагу (в плане же отношение к своим Вермахт был несравненно выше Красную армию). И к признанию такой элементарной истины Россия не готова значительно больше, чем Украина.
А вот за что надо сказать спасибо Пивоварову – так это о хотя краткий рассказ о трагических судьбах защитников крепости (сотни людей уцелели в вихре войны!) в сталинские времена. Ведь многие погибли после освобождения из нацистских уже в советских концлагерях.
… Самый главный вопрос, который после всего этого должен был поставить зрителям и себе автор фильма – имела ли смысл и какой именно, если имела, оборонаБрестской крепости – остается непоставленных. Словно оно и самопонятным: надо было бороться с врагом, защищать родную землю, шла Отечественная война. Но если бы все было так просто, то правда о той войне не оставалась бы сей день, с дистанции уже семи десятилетий, предметом ожесточенной идеологической борьбы. Лента Алексея Пивоварова – одна из составляющих этой борьбы. И то, что она хотя бы частично правдивая (хотя и это для сегодняшней России грандиозное достижение), делает ее стражей зрительского внимания.
Фото – www.ogoniok.com

Еще по теме:

У статьи Война и мифы. Дозированная телеправда от НТВ 0 комментариев.