«Я член морального комиссии от рождения …»

  Светлана Остапа Члены НЭК по вопросам общественной морали рассказали «Хронике» о своих убеждениях, отношение к решениям комиссии и журналистов, которые их критикуютьОскилькы Хроника тщательно следит за работой Национальной экспертной комиссии по вопросам защиты общественной морали – этакого маленького морального министерства, то логично поинтересоваться , а кто же те люди, которые решают, что именно несет угрозу общественной морали в Украине.
    Напомним, что в отличие от аппарата комиссии (около 90 человек), работающего на постоянной основе за бюджетные средства, в состав самой комиссии входит 35 человек, работающих на общественных началах. Нынешний состав с изменениями и дополнениями утвержден распоряжением Кабинета Министров Украины от 17 июня 2009 г. (№ 650-р). Большинство членов комиссии стали ими по согласию, остальные – по должности.
    Пока на вопрос ТК ответили только Богдан Бенюк, Игорь Курус, Игорь Лубченко, Мирослав Попович, Андрей Сердюк, Галина Кульчинская, Анатолий Мазурчук, Павел Мовчан, Екатерина Черная, Ярослав Мазурчук, Юрий Сизенко, Наталья Новицкая.
    Журналист Даниил Яневский, который решил следить за состоянием общественной морали не по должности, а по призванию, пока что единственный, кто отказался отвечать на вопросы ТК.
    Почти все опрошенные верят в светлую миссию экспертной комиссии, что немногие члены выразили сомнение относительно целесообразности ее существования именно в статусе государственного органа.
    Вопрос ТК:
    1. Когда и как вы стали членом Национальной экспертной комиссии по вопросам защиты общественной морали? Чем вы руководствовались, соглашаясь стать членом НЭК?
  2. Какое из принятых решений НЭК противоречит вашим личным убеждениям, а какое вы считаете самым большим достижением НЭК?
  3. Или журналисты, по вашему мнению, больше способствуют или мешают работе НЭК? Почему?
    Богдан Бенюк, народный артист Украины (по согласию):
  1. По-моему, я член морального комиссии от рождения. Объясню почему: потому что каждый патриот своей страны должен стоять на страже сохранения традиционных вещей, которые обязательно есть в каждой нации. Мне кажется, что каждый гражданин должен отвечать за то, что происходит вокруг, что есть в мире и что с того не стоит пускать к своей душе. Учитывая то, что происходит в последние годы, на то, как упал уровень нашего самосознания, я считаю, что работа комиссии, которая началась фактически с приходом как руководителя господина Василия (Костицького. – Ред.), Вышла на новый виток. А чтобы комиссия стояла на защите всех тех вещей, согласно которым нас – украинский – идентифицируют, она должна реально работать. Поэтому я в этой комиссии.
    2. Таких вопросов, из которых у меня возникали бы разногласия, не знаю. Мы обсуждаем вопросы, которые являются действительно актуальными, а потом комиссия направляет свои выводы в другие институты. Например, мы думаем, или показывать мультик (одну серию из 400), которая не соответствует некоторым нашим моральным представлениям. Мне кажется, что любой вопрос, который поднимался НЭК, – из разряда это нужно рассмотреть срочно. Мне только жаль, что комиссия имеет совещательный голос. Ведь от совещательного голоса к воплощению в жизнь какого-либо решения требуется согласие огромного количества научных учреждений и государственных органов. А поскольку у нас власть разбалансирована, добиться выполнения какого-то решения очень сложно. Между прочим, члены комиссии не получают зарплаты, общение происходит на духовных достижениях. Мы все – люди из совершенно разных сфер, но интересно то, что наши мысли почти всегда сходятся. Я не помню ни одного решения, если бы один голос мог бы стать решающим в ту или иную сторону …
    3. Есть журналисты, которые помогают в работе комиссии, а есть СМИ или журналисты, освещающие работу комиссии так, будто перед глазами быка мерцает красный флаг. Второпях. Поэтому иногда журналисты мешают. Это зависит еще от того, в каком издании служит тот или иной журналист.
    Игорь Курус, член Национального совета по телевидению и радиовещанию (по согласию):
  1. Я стал членом НЭК тогда, когда комиссия формировалась. Тогда я был первым заместителем председателя Нацсовета и курировал вопросы программного наполнения. То есть вошел бы и по согласию, но в то же время и по должности.
    2. Я не очень часто бываю на заседаниях комиссии, поэтому не помню всех решений, а особенно тех, которые противоречат моим убеждениям. Моя позиция такова: если уж такая комиссия создана, и есть законодательство, регулирующее его деятельность, она должна работать. Очевидно, что комиссия должна больше прислушиваться к мнению общества и рассматривать такой продукт, который не воспринимается обществом.
    3. Трудно сказать. Комиссия подвергается критике, порой необоснованного. Но я считаю, что любая критика полезна для любого государственного органа.
    Игорь Лубченко, председатель НСЖУ (по согласию):
  1. Помню, проводил пресс-конференцию и отметил: Слава Богу, что я не был и не является членом экспертной комиссии. Вернулся в свой кабинет и увидел у себя на столе постановление Кабинета Министров, я – в составе НЭК. Я хотел узнать, кто внес мою кандидатуру, но так и не смог. Ну, я вошел, походил-походил, и увидел, что мне не очень интересно. Это все не совсем то, что, на мой взгляд, необходимо. По моему мнению, экспертная комиссия по вопросам защиты общественной морали должна работать как комиссия по журналистской этике. То есть не бюджетные средства, а полностью на общественных началах.
    2. Я не знаю. Их надо все помнить, а я о решении комиссии читаю на Хронике. Я очень редко бываю на заседаниях, поэтому часто не знаю, о чем идет речь. Рассматривают какие-то вопросы о теле-или радиопрограммы или печатные СМИ, которых я не видел, не читал, поэтому мне трудно судить.
    3. В любой ситуации журналисты только способствуют, потому что они представляют ту или иную точку зрения. А чем больше точек зрения, тем оптимальнее решение можно принять.
    Мирослав Попович, директор Института философии имени Г. С. Сковороды Национальной академии наук (по согласию):
  1. Я был членом комиссии под председательством Натальи Сумской и теперь (с осени этого года) вновь вернулся в ее состав. Соглашаясь стать членом комиссии, я исходил из тех соображений, что политическая свобода не означает отмену моральной цензуры. Последняя существует в самых демократических странах мира (как, впрочем, и нецензурные формы культуры).
    2. На первую часть вашего вопроса я бы привел пример, что в свое время был запрещен к демонстрации фильм гостел-2, хотя я голосовал за запрет, исходя из вышеприведенных соображений. А вот крупным достижением считаю точную формулировку критериев разницы между эротикой и порнографией, совершенное экспертной группой на основе мировых стандартов.
    3. Есть разные журналисты, но в целом обострение интереса к проблематике нравственности в СМИ полезное для общества.
    Андрей Сердюк, директор Института гигиены и медицинской экологии им. О. М. Марзеева Академии медицинских наук, академик АМН:
  1. Меня пригласил в эту комиссию еще Дмитрий Владимирович Табачник, который тогда был вице-премьером и председательствовал в НЭК. Меня волнуют вопросы становления молодого поколения, его моральное состояние, поэтому я и решил присоединиться к решению этих вопросов. Комиссия сейчас работает активно и движется в правильном направлении.
    2. Я со всеми решениями соглашаюсь. Сейчас экспертная комиссия работает активнее, на рассмотрение выносится больше вопросов. Это потому, что эти вопросы уже назрели. Например, я запомнил рассмотрение вопроса о сюжете клипа, где было показано насилие над девушкой. Старшеклассники били свою ровесницу за то, что она слишком выделялась среди них. То члены комиссии не осудили, а поняли этот сюжет, который заканчивается победой добра и здравого смысла. За свои права и свое место в обществе необходимо бороться, как это сделала героиня клипа – девушка, которая играет на трубе. Хорошо, что художники, которые делали этот клип, помогают осознать такие вещи.
    Важным, на мой взгляд, был вопрос о двух студенток, которые позволили себе садизм в отношении собаки, а кроме того выставили ужасное видео в интернете. Такого допускать нельзя.
    3. Как член Союза журналистов скажу, что есть журналисты, которые болеют за то, что пишут, они всегда способствуют улучшению работы. А вот журналист, который ищет в этом какую клубничку, временную тему, которая может добавить ему популярности, – мешает. Но все же приятно отметить, что мне больше встречались умные журналисты.
    Галина Кульчинская, депутат Ровенского облсовета (по согласию):
  1. В конце 2007 года в Ровенской области проходили общественные слушания на тему: Проблемы нравственности и духовности на Ровенщине. Влияние информационного пространства на подрастающее поколение. Собственно, инициатором тех слушаний была я – в качестве заместителя председателя депутатской комиссии по вопросам культуры, духовности и социальной политики Ровенского областного совета. Проходили слушания в несколько этапов по всем районам, и вопросы, которые поднимали люди, были к тому времени достаточно резонансными. Чаще всего звучали три требования: закрыть залы игровых автоматов, прекратить продажу табака, спиртного и пива несовершеннолетним, остановить смакование разврата, преступлений и различных язв общества на ТВ и вакханалию порнографии в интернете. Случилось так, что на заключительный этап этих слушаний к нам в Ровно приехали Иван Васюник и Николай Томенко. Это был январь 2008 года, они увидели, как проходило обсуждение, услышали мнения людей, и вскоре после этого я получила предложение войти в состав Национальной экспертной комиссии. И решила, что было бы неплохо, если бы в НЭК были представители из регионов. Поэтому и согласилась.
    2. Одним из крупнейших достижений НЭК я считаю подписание Меморандума о сотрудничестве по вопросам безопасности в украинском сегменте интернета между НЭК и Интернет-ассоциацией Украины. Но именно этот Меморандум и вызвал у меня больше внутреннее недовольство. Я лично сторонник значительно более жесткой линии и считаю, что для Интернет-ассоциации Украины этот Меморандум стал хорошим видчипним. Для отвода глаз, якобы все выступают за то, чтобы в интернете не было той же порнографии, но все останавливается на уровне красивых слов и пожеланий. Потому что на кону стоят деньги: провайдеры боятся, что радикальные шаги в направлении ограничения негативного с точки зрения общественной морали контента ограничат их прибыли. Например, если вы зайдете на сайт Жалоба (http://skarga.org.ua/), то увидите, что Интернет-ассоциация просит людей сообщать лишь о четырех вещах: призывы к насильственному свержению конституционного строя, проявления терроризма, расовой и национальной нетерпимости и … о порнографии с участием несовершеннолетних. С самого этого перечня следует, что любая другая порнография, кроме детской, по мнению Интернет-ассоциации, является вполне допустимой. Так же, наверное, как и видеоролики, в которых подростки дерутся, унижают слабых или учителей, вимащують себя экскрементами? ”
    3. Если мы все будем честными с собой, то признаем очевидное – журналисты, пишущие о деятельности НЭК, преимущественно не одобряют ее работы и не поддерживают ее. Достаточно просмотреть публикации того же сайта Хроника отношении НЭК и комментарии читателей, которые в большинстве своем тоже являются журналистами. На телевидении мы тоже преимущественно слышим критические отзывы и ремарки. Причем это всегда критика под лозунгом Ничего запрещать нельзя, потому что запретный плод – сладок. Абсурдная тезис, по-моему, и разбивается на раз, но я никогда не слышала, чтобы кто-то из журналистов по крайней мере попытался публично проанализировать ее абсурдности. Так же я не слышала о журналистах, которые бы призывали НЭК действовать решительнее и последовательнее. Обычно они хором кричат: Не пущать! То есть выступают на позициях абсолютного либерального радикализма.
    Павел Мовчан, народный депутат Украины (по согласию):
  1. Во-первых, я голосовал за закон О защите общественной морали. Я стал членом НЭК в то время, когда электронные СМИ захлестнула чернуха и порнуха, когда наша молодежь стала незащищенной, когда угрозы, которых никто не предчувствовал, стали реальностью для всех поколений. И тогда я понял, что надо браться общим миром, чтобы улучшить ситуацию и применять все ограничительные меры, действующие, например, в Европе.
    2. Решение комиссии – это коллективное мнение. Мне не нравится, что комиссия регламентирована и не может применять необходимых санкций, его решения носят рекомендательный характер. Подобные комиссии во Франции, США или Германии имеют право действовать жестче. Поэтому и нам нужно вносить изменения в закон О защите общественной морали, потому что комиссия должна быть оперативным инструментом, а не просто неким рекомендательным.
    3.Журналистика, к большому сожалению, как и все сферы нашей жизни, приватизирована. У нас нет независимых институтов в журналистике. Это является общей проблемой. Все СМИ у нас заангажированы, все хотят заработать. Если бы у нас была независимая журналистика, она бы выполняла значительную часть работы подобных комиссий. Независимая экспертиза независимой журналистики – это не только раздувания или пиар той или иной проблемы. Это власть. Но сейчас эта власть под контролем денег. Остались единицы, которые имеют независимое мнение. Но скажите, где у нас высокопорядочного журналисты могут предложить свое независимое мнение?
    Екатерина Черная, заведующий лабораторией морального и нравственного воспитания, кандидат педагогических наук, старший научный сотрудник Института проблем воспитания АПН Украины:
  1. В Национальной экспертной комиссии по вопросам защиты общественной морали я с 23.06.2008 года. Моя кандидатура была предложена Президиумом АПН Украины. Согласилась работать в комиссии из следующих соображений:
  – во-первых, моральное воспитание растущей личности – предмет моих научных интересов, моей профессиональной компетентности;
  – во-вторых, убеждена, что свобода – это не вседозволенность. Украина или станет моральнее, или утратит свою независимость. Без таких ценностей, как свобода, совесть, честность, достоинство, ответственность, гражданственность, доброта, терпимость, напрасно надеяться на улучшение ситуации в стране;
  – в-третьих, разделяю точку зрения многих педагогов, да и обычных граждан, некоторые СМИ вместо того, чтобы сеять разумное, доброе, вечное, пропагандирующих насилие, жестокость, разврат, межэтническую нетерпимость, украинофобию. А это отнюдь не способствует воспитанию нравственности детей и молодежи. Поэтому я и согласилась участвовать в работе НЭК.
    2. К выполнению этого общественного поручение я отношусь ответственно: не пропустила ни одного заседания комиссии, участвую в обсуждении вопросов, пишу экспертные заключения, вношу предложения. Ни одно из принятых решений не противоречило моим моральным убеждениям. Уверена, что незаконное решение этой комиссии невозможно в принципе. Ведь эту организацию возглавляет Василий Васильевич Костицкий – юрист мирового уровня. Каждое решение добросовестно готовится специалистами, обсуждается на заседаниях комиссии, в случае необходимости подается на дополнительную экспертизу в соответствующие институты.
    Наибольшим достижением комиссии считаю определенность ее членов в том, какую, собственно, мораль нужно защищать. Подавляющее большинство ученых, художников, политиков, входящих в состав комиссии, убеждены, что правовом государстве, которой пытается стать Украина, нужна не авторитарная мораль тоталитарного государства, а гуманистическая мораль гражданского общества, которая признает человека наивысшей ценностью. Мои коллеги осознали, что сегодня перед нацией стоит задача воспитания гражданина-патриота, личности свободной и, вместе с тем, ответственной, способной к гуманистической взаимодействия и, в то же время, к самоутверждению. Поэтому комиссия, полностью не отказываясь от контролирующей функции, признает приоритетными воспитательную, превентивную, мировоззренческую, ценностно-ориентационную функции. Соответственно, было изменено определение общественной морали. Теперь в законодательстве Украины общественная мораль трактуется как система этических ценностей, правил и норм поведения, сложившихся в обществе на основе духовных и культурных достижений, представлений о добре, совести, свободу, ответственность, достоинство, гражданский долг, толерантность, направленных на творческую самореализации человека во всех сферах жизни.
    Следует помнить, что свободный выбор человека возможно лишь при условии сформированности морального ядра личности, в основе которого собственное достоинство и признание ценности другого: нет человека, высшего меня, нет человека, ниже меня. Бесспорно, становлению высокого уровня нравственности граждан Украины препятствует, прежде всего, социально-экономическая ситуация. Но и активно-манипулятивнаяпропаганда насилия, жестокости, нравственной распущенности, пренебрежительного отношения к государственным ценностей и народных традиций некоторыми СМИ наносит морали сокрушительный удар. Поэтому необходимость в функционировании Национальной экспертной комиссии, во-первых, не вызывает никакого сомнения. Во-вторых, вселяет надежду, что активная деятельность комиссии на принципиально новой методологической основе воспрепятствует разрушению морального сознания граждан Украины, особенно ее подрастающего поколения.
    3. Присутствие журналистов на заседаниях комиссии необходимо, ибо гласность и прозрачность решений – обязательное условие ее деятельности. Отсутствие журналистов на заседаниях способствовать распространению в обществе негативных слухов, домыслов, сомнений людей в целесообразности и объективности принимаемых решений.
    Ярослав Мазурчук, директор авторской студии Муза, г. Харьков (по согласию):
  1. Я стал членом НЭК согласно распоряжению Кабинета Министров 11 июня 2008 года. Кто-то слышал мои публичные выступления и предложил мою кандидатуру. Я как художник работаю в визуальном искусстве, архитектуре, дизайне. Для меня принципиально важны гармоничные отношения между людьми. Это и побудило меня стать членом НЭК. Я руководствовался внутренним убеждением. Общество должно не только пользоваться своими правами, но и брать на себя ответственность. Я воспитывался в семье педагогов, поэтому моральные принципы заложены во мне еще с детства. Я стою на либеральных принципах и выступаю больше просветительскую и разъяснительную работу. Прежде моральные ценности, по моему мнению, должна прививать семья и школа.
    2. Я считаю, что было принято много важных решений, но главное, что подготовлены изменения в закон о защите общественной морали. Видеть отдельные детали – это одно, а мы должны видеть общую картину. Это основное достижение. Старый закон не соответствовал сегодняшнему дню.
    Были спорными, по моему мнению, некоторые менее важные вопросы. Например, вопрос о сериале Леся + Рома, которое трижды выносился на заседание. Я наконец проголосовал за то, чтобы обратить внимание ICTV на то, что в последнее время происходит с каналом. Еще меня особенно поразило вопрос о девушках, которые розчленилы собаку, а также фильмы, связанные с насилием. Я откровенно голосовал против такого. Вопросов, которые противоречат моим личным убеждениям, я не припоминаю.
    3. Журналисты – это мои коллеги, они творческие люди, имеющие право на свободу слова. Они должны прежде всего освещать события, но вместе с тем должны руководствоваться профессиональной этикой. Они несут еще большую ответственность, чем другие. Как хирурги или летчики. К журналистам у меня высокие требования, они должны быть высокопрофессиональными, потому что могут и навредить словом.
    Юрий Сизенко, заместитель министра по делам семьи, молодежи и спорта:
  1. Представитель министерства по делам семьи, молодежи и спорта должен был войти в состав НЭК по должности. Конечно, туда вошел министр Юрий Павленко. Но ввиду его занятости, на заседание комиссии хожу я.
    2. Больше всего меня интересовали вопросы, связанные с молодежью и детьми. Последние материалы, которые заполонили наши СМИ, – о растлении несовершеннолетних, – свидетельствуют о том, что такая проблема в Украине существует. Мы отрабатываем вопрос с рекламой, – которая больше похожа порнографическую, а не на эротическую – о контент мобильных телефонов. Комиссия рекомендует не распространять того, что может повредить общественной морали.
    Меньше интересовало то, что кто хотел принять решение относительно тех или иных творческих мыслей режиссеров или авторов произведений, или рефлексии российских кинорежиссеров на события в Украине. Мы можем соглашаться или нет, но это мнение конкретного творческого человека. А у нас получается так, что мы охраняем себя и всех от мысли, которая нам не нравится. Но она существует, не так ли?
    3. В последнее время журналисты только начали появляться на наших заседаниях. Туда же вход свободный, и я считаю, что должна быть как можно больше представителей прессы, чтобы они не только освещали нашу деятельность, но и своим присутствием влияли на наши решения. Я не обижаю своих коллег по комиссии, мне с ними приятно работать, но считаю, что присутствие журналистов на заседаниях только помогает.
    Наталья Новицкая, доцент Национального университета Государственной налоговой службы (по согласию):
  1. Я стала членом этой весной. Наблюдала за работой НЭК, начиная с 2006 года, и меня всегда интересовал вопрос, почему наше общество не защищает своих граждан от негативного воздействия информации. Я кандидатом юридических наук именно по информационному праву, и тема моей диссертации была связана с формированием информационной культуры. Этот вопрос интересовал меня чрезвычайно. Есть большой массив негативной информации, и наше государство никак не защищает свое население. Когда председателем НЭК стал Костицкий (его труда как ученого я читала раньше), я предложила ему свою помощь. Сначала он пригласил меня войти в юридическую секцию при экспертной комиссии. Я ее возглавила, создала положение о научно-консультационный совет, и потом активно работала над улучшением нормативно-правовых документов, которыми должны руководствоваться сотрудники аппарата НЭК. После этого мне предложили стать членом комиссии. И я, надеясь, что смогу что-то изменить, согласилась.
    2. Решения на заседаниях принимаются большинством голосов. Мне нравится в заседаниях том, что они происходят без всякого постороннего давления, каждый принимает решение в соответствии со своими убеждениями. Почти все решения комиссии являются приемлемыми для меня, я их поддерживаю. Но некоторые решения, на мой взгляд, должны быть жесткими. Это то, что касается решений о разжигании расовой, религиозной вражды, надругательство над национальными символами и т.д.
    Какие решения я считаю самым большим достижением НЭК? Я бы назвала их стратегическими решениями комиссии. Во-первых, это решение о национальный доклад, потому что без изучения состояния общества мы не можем говорить о том, как мы должны защищать граждан. Во-вторых, решения о подписании Хартии с телеканалами. В-третьих, подписание соглашений и меморандумов о сотрудничестве, особенно с общественными организациями. Не менее весомым решением является объявление конкурса среди молодежи Моральный поступок. И последнее решение – о новом проекте закона О защите общественной морали. Вот эти решения позволяют комиссии работать системно и влиять на общие системные процессы. Решение о Бруно, Хостел, о телеканалах – это все важно, но это сиюминутные, нестратегические решения. Это мы боремся с тем, что обнаруживаем, а сколько еще такого, чего мы не видим, не обнаруживаем, что проходит мимо нас …
    3. Однозначного ответа на этот вопрос дать нельзя. В определенной степени журналисты способствуют работе НЭК, потому что не было бы журналистов – откуда люди узнали о существовании этой комиссии? Даже негативные отзывы о деятельности комиссии, которые сейчас пишет горстка журналистов, также способствуют популярности комиссии. С другой стороны, меня как члена НЭК удивляет позиция некоторых журналистов. Например, Нового канала, который сначала снимает запад, а потом не пускает информацию в эфир, мотивируя тем, что им это неинтересно! Так не может быть. Общественная мораль должна быть везде, а интересно это или нет – не им решать. Удивляет и то, что журналисты весьма однобоко и искаженно, так, как сами того хотят, освещающих мероприятия, которые проводит аппарат НЭК. По-моему, в журналистских уставах таких организаций является четко выписана норма, как должно происходить освещение деятельности государственного органа. Это не может быть возложено на усмотрение журналиста. Мало того, они позволяют себе даже не запомнить, как называется этот государственный орган. Такого быть не может, за это должны отвечать редакторы.
    Продолжение следует …
    Фото – volyn.com.ua
           

Еще по теме:

У статьи «Я член морального комиссии от рождения …» 0 комментариев.