Юрий Горбунов: «Государственное телевидение как старый чемодан – выбросить жалко, а толку уже нет»

Анна Опря, «Общественное вещание в Украине» Переключая с канала на канал, можно наблюдать за тем, что украинское телевидение заполонили развлекательные программы с участием звезд украинского и российского шоу-бизнеса. О том, как изменился телевизионный контент за последние годы, об особенностях модерации развлекательных шоу, дальнейшее развитие украинского коммерческого телевидения и свой взгляд на общественное вещание корреспонденту «СМ» рассказал популярный украинский телеведущий и актер Юрий Горбунов – В этом году по рейтингу журнала Фокус Вас признали успешным телеведущим Украина среди большого круга конкурентов. Чем объясняете такой успех? – У нас долго не было этой профессии, и было непонятно, кто такой телеведущий. Но после 14 лет на ТВ я могу сказать, что в этом деле я профи. Мне приятно, что я занял первое место. Потому что всегда приятно, когда тебя признают коллеги-профессионалы, которые есть в экспертном совете. И говорят что надо заниматься делом несмотря на внешние факторы, то это неправда. Ведь талантливые лауреаты Оскара тоже реагируют на награды и счастливы. Знаете в чем самая большая проблема, когда люди получают какую награду? Им труднее всего переживать следующего года, если они этого не получат. Вокруг много таких же профессионалов, которые заслуживают призы, награды и первые места. Лучшим от того, что я первый в рейтинге, я не стал, каким был таким и остался.
– Вы работаете на ТВ уже второе десятилетие. Как за это время изменилось Украинский развлекательное телевидение?
– Действительно, я вел первую в Украине развлекательную интерактивную программу, которая называлась Счастливый звонок. Это было впервые в истории современного украинского ТВ в прямом эфире.
У нас этот сегмент медиарынка пор развивается. Несмотря на то, что именно сейчас на каналах есть перебор с талант-шоу. И это еще не предел, она где-то впереди. Когда запуск большого развлекательного шоу в прайме было глобальным событием, сейчас этого не происходит. Есть большие шоу, даже несколько на одном канале, но это уже становится обыденностью. И фраза главное шоу страны теряет свою значимость. – Теперь развлекательные шоу больше создаются по модели винегретных продукта – при участии украинских и почему-то только российских звезд, в отличие от первых Танцев со звездами, где принимали участие только украинские звезды, украинский члены жюри и т. д. Здесь надо либо расширять географию, или хранить отечественную сакральность. Или эти продукты производятся с расчетом и на зрителя в России? – Нет, это ориентировано на нашего потребителя. Так как и в проекте Звезда + Звезда и Звезда + Звезда 2. Приглашаются российские известные личности, популярные у нас в стране и становится интереснее соревнования, когда пара состоит из российской и украинской звезды или полностью украинская пара, конкурирующей с российской. Самое главное, чтобы в этом контексте не терялись украинские звезды. Потому из России можно привезти столько участников, украинский будет не заметно, ведь там больше населения и страна. Поэтому нужно держаться золотой середины. А по мне, все равно украинским зрителям ближе украинский. Потому что те звезды далеко, они приехали и уехали, а наши остаются. Мне кажется, этот период так же пройдет и люди определятся со своими звездами. Хотя я не вижу проблемы в том, что есть и они, и мы. А относительно Танцев со звездами на СТБ, то я бы этот проект не запускал, на сколько я знаю, он у них не очень успешно пошел. Но это не восстановлено шоу, на СТБ свой формат, он так же Би-би-си-шный, но они его немножко по-другому делают. – На каналах доминируют купленные форматы шоу, реалити, ситкомов. Был когда замечательный опыт создания успешных украинских форматов. Сейчас дефицит с аналогичным отечественным продуктом? – У нас есть отечественные сериалы, которые создаются в Украине. Вскоре на 1 +1 именно такой сериал будет запускаться. Этот ситком написан нашими авторами, играют наши актеры украинском языке. Разумеется, под готовы форматы легче найти деньги, спонсора, потому что если этот формат уже запущен и прошел с успехом во Франции, Голландии, Англии и еще где, значит есть 80% уверенности в том, чтоформат будет успешен и у нас. Хотя, это не всегда факт. Например, когда доминировала точка зрения, что популярно в России, будет всегда популярное у нас и наоборот. Но опыт показал, что это не так. Этому есть много примеров. – Медиаэксперты прослеживают за последний год тенденцию к росту на украинском телевидении количества российских и русскоязычных ведущих. Это телемода, деньги или политика? – Это у нас сейчас такой период, я так думаю. Это все касается политики. Если раньше каналы обязательно определяли, что как минимум один ведущий должен быть украиноязычный, и часть программы должна быть на украинском языке, то сейчас на это все наплевали. Украинское телевидение становится не российским, но во многом русскоязычным. Надеюсь, что этот период пройдет. Я думаю, что хвост этой проблемы, а точнее голова – в отношении к украинскому языку. Поэтому такое происходит и на телевидении. – А Вам никогда не ставили задачу вести какую программу русски? – Боже упаси, нет. Я говорю по-русски, когда рядом со мной стоят русские, которые не понимают украинского языка, – это и в Смакуем, и в ГПУ, и в Звезда + Звезда. Но так, чтобы мне говорили: вы теперь будете говорить по-русски, – слава Богу, такого нет, и, надеюсь, не будет. – Не считаете ли Вы, что украинскому телевидению не хватает интеллект-шоу, познавательных программ, развивающих проектов для детей, вроде умный? – Да, это проблема. И я думаю, что это проблема прежде всего в политике каналов, а не в появлении таких продуктов. Ибо все, что касается детей или подростков, у нас считается неконкурентоспособным. На это сложно найти деньги, его трудно ставить в прайм. По моему мнению эта ситуация должна кардинально измениться.
В той же Италии, или Франции программа Вопросы для чемпионов выходит 20 лет и 20 лет пользуется успехом. Она выходит в предпрайме, и люди не могут представить себе жизнь без этой программы, где можно ответить на вопросы и получить какие подарки. У нас с такими шоу проблема. Я даже не знаю почему. Возможно потому, что их ставят в неправильное время или что еще делают неправильно. По крайней мере уже долгое время у нас на каналах эти проекты не имеют огромного успеха. Хотя на самом деле это классные программы, и они должны быть. – Успеваете Вы смотреть политические ток-шоу? – Я не смотрю их. Наверное, как большинство украинский, я потерял интерес к политическим программ. Возможно потому, что заранее знаю чем они закончатся, и каков их смысл. И я вижу большой позитив в том, что граждане теряют интерес к политическим телепроектов, к политике. Люди наелись политики и понимают, какая сейчас политическая ситуация, чем эти все разговоры заканчиваются. Сейчас мы начинаем касаться таких глобальных тем как демократия. Но я верю в то, что в нашей стране когда-нибудь придет такое время, что граждане не будут знать, как зовут премьер-министра. Это будет тогда, когда люди будут хорошо жить и им безразлично, кто премьер-министр. – Если бы Вам предложили вести пусть не политическую программу, но, скажем, социально направленную, то есть, поработать в более серьезном жанре, Вы бы согласились? – Я могу вести любые программы – социальные, политические, развлекательные. Но на мой взгляд, вести развлекательную программу намного сложнее, чем политический. Потому что в развлекательной программе ты должен сверкать умом, юмором, держать темпоритм и так далее. А что сейчас в политических программах? Есть красные и зеленые участники, ведущий задает им такие вопросы, чтобы столкнуть их лбами на провокационной теме, и наблюдает за тем, как они между собой грызутся, не забывая объявлять перерыва на рекламу. – Не так давно Вы стали соведущим юмористической программы ГПУ. Шутки в этой программе прописаны, это в основном импровизация? Вы довольны результатом этого эксперимента? – Мы имеем схему, основу, на которой базируется наш разговор. А уже потом, как и в любом разговоре, слово за слово начинает цепляться, и доходит до каких-то таких тем, о которых мы даже и не подозревали, что будем говорить. Программа дает людям новости с другой точки зрения, возможно более иронического. Это программа-эксперимент. И пока мы не совсем довольны результатом. Но мы сознательно шли на этот шаг, зная, что нас будут сравнивать сПрожекторперисхилтон, и в этом я не вижу проблемы. – В ГПУ Вы шутите также и на политические темы. На сколько редакционная политика позволяет шутить в таком направлении, есть какие-то границы, за которые Вы не имеете права выходить? Это границы, прежде всего, морально-этические. Потому что мы можем иметь какое-то свое отношение к событию, которое произошло, но мы должны уважать тех людей, которые создают эти события. Поэтому мы не можем сказать, что тот козел, или та коза то не правильно сделали. Это люди, которые занимают политические должности, и мы можем иметь отношение к событиям, но это все равно в рамках какой человеческой нравственности и этики. Ну а такого, чтобы нам говорили, что это какая политическая история и эту политическую историю нельзя освещать, – такого ни разу еще не было. – Не собираетесь принять участие в каком из проектов 95 квартала или сыграть в театральных постановках? – Я участвую в подобных проектах. Сейчас снимаюсь в сериале украинской компании Новая студия у Александра Итыгилова, он называется Пончик Люся. Я играю там коррумпированного адвоката. Это украинский продукт, украинская русскоязычное кино. Как актеру мне интересно было бы сняться и в квартальцев. От театральных проектов я, к сожалению, отказываюсь, хотя мне пока предлагают, к счастью. Но я не могу этим заниматься, потому что еле успеваю сниматься в кино – Никогда не планировали создать собственную авторскую программу, где Вы выступали бы и автором, и ведущим, и редактором, или вообще – заняться телепроизводством? – Мысли о авторскую программу есть, но эта история еще не созрела, поэтому говорить о ней пока рановато. А телепроизводством должны заниматься те, кто на это учился. Но если придет такой момент, что надо будет это делать, думаю, займусь. – Может это будет реализовано некогда на Общественном вещании? Реальна, по Вашему мнению, идея создания СМ в Украину? – Я не совсем в это верю. Потому украинское телевидение обречено иметь УТ-1 такой, какой она его имеет уже 20 лет. Это такая долгоиграющая история, где Первый национальный является неким козлом отпущения. И я не вижу перспектив, что в ближайшее время может что-то измениться. Потому обновляется руководство, туда набирают каких-то людей, получают деньги, чтобы выпускать эти продукты. А потом ты встречаешь людей, которые там работают, а они говорят ну, зарплаты у нас нет, это же УТ-1, но мы там можем реализоваться. Я не понимаю этой истории. Если делать общественное вещание, то его надо делать. Но с УТ-1 я не уверен. Ведь это государственная структура, как детский сад, где есть штатное расписание, в этом раскладе должен быть заведующий детсадом, няня, воспитатель, методист, тетя, которая играет на фортепиано, то есть этот штатное расписание должно быть заполнен. И ты уже этого человека уволить просто так не можешь, это уже какая целая история. Но это проблема не УТ-1, даже не телевидение, это проблема государства. А поскольку никто этим серьезно заниматься не хочет, то оно и тянется, а государственное телевидение как старый чемодан, который жалко выбросить, потому что уже все к нему привыкли, но толку от него тоже нет никакого.
Анна Опря, Общественное вещание в Украине
Фото dusia.telekritika.ua

Еще по теме:

У статьи Юрий Горбунов: «Государственное телевидение как старый чемодан – выбросить жалко, а толку уже нет» 0 комментариев.