Заявка на «украинском Опру»

Отар Довженко «Разбор полетов» с Юлией Литвиненко на «Интере» – пока № 1 в рейтинге программ нового сезона, которые приятно удивили. Хотя без злоупотребления эмоциями зрителей здесь не обошлось Порой творческие поиски себя дают неожиданный результат. Вот, например, Оксана Марченко: вела новости, занималась портретными телеинтервью (с переменным успехом), потом попыталась побыть Украинский Опрой (было ужасно), и наконец нашла себя в больших талант-шоу. Или Наталья Розинская: вела новости (с переменным успехом), старалась быть украинская Опрой (было ужасно), ищет дальше.
Юлия Литвиненко была хорошей ведущей новостей, с переменным успехом делала портретные телеинтервью, попыталась крупные политические и развлекательные ток-шоу (было сами знаете как), и наконец попала в свой формат. И кто бы мог подумать: им оказалась именно украинских Опра!
Действительно, на телезрительских памяти вашего автора Разбор полетов, стартовавший на днях на Интере, – первое удачное ежедневное женское ток-шоу последнего времени. Женская, потому что женщина в нем за главную, и зрителями Разборки, скорее всего, будут преимущественно женщины. Хотя время выхода программы (18.15-19.00) и ближе к раннему прайма, чем до времени домохозяек. Помимо того, в отличие от ток-шоу с уклоном в мыльные оперы и перемывание костей, постановочных пластмассовых форматов или просто душевных посиделок, программа динамичная, жесткая, драйвовая, местами в ее эфире звучат вещи, которых на телевидении не услышишь в принципе.
Например, в первом выпуске один из бывших моряков-заключенных Фаины заявил, что среди владельцев судна является Игорь Урбанский. За подобные слова газете КоммерсантЪ и ее теперь уже бывшему журналисту Константину Усову пришлось попоходиты судами. Теперь в эфире популярного общенационального канала без всяких оговорок звучат фамилии людей, ответственных за инцидент, да еще и очень серьезные обвинения в их адрес! Надо ли говорить, что ничего подобного не было и не могло быть в новостях Интера, ведь по законам тотальной круговой поруки это расценивалось бы как личный наезд владельцев медиагруппы даже не на Урбанского и его партнеров, а на какую-либо их високопоставленишу крышу? Вот вам и женская телевидение! Да тут криминалом пахнет!
Или еще одно столкновение с шокирующей реальностью: глава семьи Акулова, атлетов, звезд шоу Украина имеет талант, комментируя свой подход к воспитанию детей, рекомендует собеседницы-психологу спустить свой диплом медика в унитаз, предлагает показать ведущей свой зад – весь в прыщах от пота – а тех детей, которые не растут силачами, называет бездари, тогда как общество в него – псы смердящие. Зачем так подло!, – Гремит Юрий Акулов в ответ на невинный вопрос ведущей, правильно ли она понимает, что его дочь Варвара в девять лет заработала семье на квартиру. Уникальный, по-настоящему экзотический типаж, будто со страниц русской литературы XIX века, открывается зрителям во всей своей красе – а раньше мы думали, что они только гирями жонглировать способны! Кстати, именно угрожающие и монументальные высказывания Юрия Акулова убедили вашего автора в том, что далеко не все в программе срежиссировано: попробуйте таким порулить, он вас в узелок завяжет.
Да и с освещением истории киевского судьи Волка, который, демонстрируя свою пожизненную неприкосновенность, расстрелял мирного мужа и набросился на женщину и которого потом было – и кто бы мог подумать! – Оправданно, зато виновным в нападении признали подстреленного, – Разбор справился гораздо лучше, чем большинство служб теленовостей. В этой теме – произвол судей, депутатов и правоохранителей, где было упомянуто также дело Лозинского, пограничника, из автомата Калашникова расстрелял автозаправщиков на Волыни, и другие случаи, – ток-шоу Юлии Литвиненко отчасти выполнило работу хронически отсутствующих, ограниченных или бездействующих журналистов- розслидувальникив и новостников. Конечно, здесь Интер на лошади: он может позволить себе больше, чем другие каналы, находясь под защитой своего владельца (извините, все время забываю: мужчину владелицы). Но ведь раньше-то не позволял, разве что из соображений политической целесообразности, как в случае сизвлечением на свет дела Лозинского. Искать в действиях создателей Разборки полетов некой политической тенденциозности даже не пытаюсь: если она есть, то очень глубоко скрытая, зато здоровые, гуманные движения души – вполне очевидны.
Опасные, рискованные с точки зрения коррупции, круговой поруки и института реальной, а не юридической, неприкосновенности чиновников, темы в программе чередуются с менее острыми, но также социально важными, как судьба талантливых детей. Тема якобы и абстрактная, но сказано и показано немало интересного, кое трогательного (например, ведущая к юного парня-изобретателя Богдана: Мы, дети, часто не доверяем родителям …; восхищенные взгляды сверстников – когда я приходила, я всегда Была первой в песочнице! – Варвара Акулова), кое раздражающего – упоминавшиеся выше проявления специфического характера Юрия Акулова, в ответ на которые Владимир Быстряков бесстрашно обвинил богатыря в невоспитанности. Но даже в мирном русле дискуссия не была банальной: например, прозвучало мнение, что детей необходимо принуждать к полезных занятий. Хотя хватало и контраргументов. А в один момент студия и телезрители замерли, наблюдая, как молодую Акулову кладут между двумя стульями, а сверху садится взрослый человек … В конце программы Быстряков заиграл на пианино мелодию своей потерянной песни, посвятив ее детству. Подобные шоу-элементы, периодические эмоциональные взрывы, всплески полемики, а порой язвительные вопросы Юлии Литвиненко не давали разговоре превратиться в посидим, поохаем для домохозяек.
Линия поведения ведущей держится расчетливой золотой середины между равнодушным модератором, что в таком формате было бы просто невозможно, и, условно говоря, Ольгой Герасимьюк. Она не скрывает, что занимается чувствами героев, но не лезет в душу, не позволяет себе панибратства или чрезмерного пафоса. Даже штампы наподобие любить и уважаем своих детей! звучат из уст Юлии Литвиненко не так плоско, как выглядят. Хотя элемент злоупотребления, то, скажем мягче, использование эмоций аудитории в программе таки налицо.
В премьерном выпуске Разборки полетов, посвященном судьбе моряков-заложников, эмоции зашкаливали – в студию были приглашены вдовы и дочери Юрия Лисютина, который так и не смог оправиться после плена на Фаине и покончил с собой в 42 года. Порой казалось, что ведущая перегибает палку с откровенностью и жесткостью вопросов к героинь: женщина и девушка, хоть и не жили с Юрием уже много лет, искренне плакали, погружаясь в страшные для себя воспоминания. Жалость к ним и к мужчине, который тщетно надеялся на их возвращение, прежде чем укоротить себе жизнь, и в предсмертной записке извинялся за то, что не смог оплатить лечение и обучение дочери (кстати, номер банковского счета для пожертвований в поддержку семьи Юрия Лисютина были приведены в ходе программы), выполнила функцию эмоциональной артподготовки перед переходом к другому вопросу – кто виноват? И обвинение прозвучало: с моряками, в частности с Юрием, не рассчитались, владельцы "Фаины", – среди которых и упомянутый выше друг журналистов Урбанский, – просто обманули людей. Мы можем предположить, что, если бы с вами рассчитались, такого количества искалеченных судеб не было бы? – Да! – То есть, вы вините компанию? – Да! А как это еще объяснить? Здесь же представительница одесской общественной организации по помощи морякам объясняет схему, по которой компании с крюинга (набора экипажа для кораблей) избегают ответственности.
Судовладельцы изрядно попортили себе и карму, и реноме, отказавшись от комментариев: журналисты Интера продемонстрировали, как честно чтобы стать обвиняемых, а в подобной ситуации молчание – знак признания вины. Справедливо, – если не учесть вероятности того, что когда подобное обвинение, которое ляжет в основу очередного суда без позиции подсудимого, может оказаться клеветой. Тем более, что дальнейшие обвинения экс-пленных из Фаины звучат по-настоящему угрожающе: оказывается, капитан и экипаж знали о том, что им угрожают пираты, им указали опасный курс, а когда моряки планировали напасть на пиратов, нашлись юди, предавших их намерен сомалийцам,надеясь выторговать себе определенные преференции. Подобные вещи, ей-богу, неплохо было бы как-то проверять.
Так же в программе о власть имущих-беспредельщиков в студии присутствовали жертвы судьи Волка и их адвокат Юрий Василенко – тот самый, который в свое время возбудил дело против Леонида Кучмы и которого на телевидении по всей его огромной осведомленности в юриспруденции, редко когда увидишь, – но никого и ничего похожего на сторону самого судьи. Поэтому сюжет, показанный зрителям и гостям студии, напоминал обвинительное заключение, после чего выслушали пострадавших.
Описав судью в черных тонах, ведущая обратилась к аудитории с предложением проголосовать: верите ли вы в то, что судья в этом деле был пострадавшим? Как оказалось, аудитория в студии сидит не только для того, чтобы хлопать по команде в программе используется горе-технология, привлечено свое время Савиком Шустером на Интер для его Свободы, а затем использована в ряде, скажем так, не очень удачных шоу. При отсутствии хотя бы немного репрезентативной аудитории, отобранной профессиональными социологами результаты голосования ничего не значат и могут разве что ввести в заблуждение. Особенно в случае, когда аудитории представили только одну сторону конфликта (пусть лукавство судьи Волка и не вызывает сомнений), а затем поставили вопрос с заранее определенной ответом. 100% присутствующих в студии нажали правильную кнопку: виноват судья.
ли такие действия авторов программы нарушением? Конечно нет, ведь это ток-шоу – жанр публицистический, а не информационный, и никаких требований относительно представления всех точек зрения здесь нет и быть не может. Хотя мне как зрителю было бы спокойнее услышать и другую сторону, пусть даже она повела себя так, как положено абсолютное большинство виновных, но недоступных правосудию людей: видбрехалася. Так же хотелось бы видеть какие последствия сенсационных разоблачений, которые звучат в эфире, – в виде адекватных действий правоохранительных органов по расследованию и привлечению к ответственности виновных или хотя бы защиты смельчаков, которые не побоялись говорить. А то разговор получается серьезный, а результаты … Но это, конечно, утопия. А вот фокусы с голосованием аудитории стоит все же оставить – это манипуляция.
Несмотря на эти замечания, общее впечатление вполне положительное. Разбор полетов на сегодня – бесспорный № 1 в рейтинге новых программ, которые удивили вашего автора. Увидеть в сегменте женских ток-шоу то, из чего не хочется посмеиваться, было нечего надеяться. После незабываемой программы Кристины Бондаренко Против всех на 5-м несостоятельность нашего телевидения спродуцировать современное, качественное и не скучное социальное ток-шоу казалась безнадежной. Вот венец безбрачия формата украинский Опры, кажется, сняты. Пока что программа выходит в записи, но представляется, что такой гигант телепроизводства, как Интер, имеет все предпосылки для ее перевода в режим реального времени, многократно усилит интригу и позволит создателям Разборки реагировать на злободневные темы. Тогда эта программа, учитывая периодичность, гибкий формат и рамки тематической свободы, могла бы, как это ни парадоксально звучит, частично компенсировать досадную потерю нашего телепространства – ежедневный Шустер live.
Фото – www.inter.ua

Еще по теме:

У статьи Заявка на «украинском Опру» 0 комментариев.